Убытки сельхозпроизводителей чиновники обещают компенсировать косвенной поддержкой

Условия присоединения к ВТО для агропрома в российском правительстве называют «одними из лучших среди стран-участниц». Однако у специалистов другое мнение. Производители мяса предсказывают потери в своем секторе по 18 млрд. долл. ежегодно. Обеспокоены и в рыбной отрасли, где около 15% продукции не соответствует санитарным нормам или имеет ложную маркировку. Путаница норм Таможенного союза и ВТО здесь может ухудшить ситуацию.

Условия для российского агропромышленного комплекса (АПК) при вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО) – одни из лучших среди стран–участниц организации. Такая оценка содержится в приветственном письме главы Минсельхоза Елены Скрынник участникам конференции «Агроферма-2012». По ее словам, в настоящее время главная задача – повышение конкурентоспособности отечественного АПК, и у России есть все возможности для этого. В их числе увеличение объемов господдержки АПК в ближайшие годы в полтора раза – до 9 млрд. долл. в год.

«Кроме того, необходимо структурировать господдержку по «корзинам». Девять миллиардов долларов – это возможный объем поддержки в рамках «желтой корзины», оказывающей искажающее влияние на торговлю. При этом по «зеленой корзине» ограничений нет – это строительство жилья, дорог, инженерной инфраструктуры, субсидии на науку, образование, переподготовку кадров, развитие мелиорации», – подчеркнула Скрынник. Отметим, что в «желтую корзину», о которой говорит министр, входит пакет допустимых мер прямого стимулирования товарного производства и торговли. «Зеленая» же корзина включает в себя направления косвенной финансовой поддержки сельхозпроизводства.

Скрынник в приветственном письме во многом повторила свои тезисы в защиту вхождения страны в ВТО, которые прозвучали в декабре прошлого года. Впрочем, наряду с утверждением, что «потерь для сельхозпроизводителей не будет», тогда можно было услышать и более осторожные заявления. Например, отвечая на прямой вопрос, является ли тогда присоединение к ВТО для сельского хозяйства благом, заявила: «Я не говорю, что это благо, я говорю о том, что необходимо много работать».

У аграриев иллюзий насчет ВТО изначально не было. По оценкам участников рынка, прямые потери России от вступления в ВТО составят около 300 млрд. руб. в год. Таким образом, 9 млрд. долл. господдержки отечественным сельхозпроизводителям почти полностью пойдут на компенсацию ущерба. Катастрофические последствия могут наступить и для некоторых смежных с агропромом отраслей. В частности, для предприятий сельхозмашиностроения, которые выпускают продукции примерно на 1 млрд. долл. в год. После вступления в ВТО предприятия, производящие тракторы и комбайны, могут вообще прекратить существование, и тогда 50 тыс. человек окажутся на улице.

В свою очередь, представители рыбной отрасли также предупреждают о возможных роковых последствиях вступления России в ВТО. «Около 15% рыбопродукции на российском рынке либо не соответствует санитарным нормам, либо снабжены недостоверной маркировкой. Это почти полмиллиона тонн стоимостью примерно два миллиарда долларов», – заявил вчера председатель подкомиссии РСПП по рыбному хозяйству Герман Зверев на конференции «ВТО и российский рыбный рынок». «Законодательство Таможенного союза, обязательства России в ВТО и национальные нормы права – это уже густой юридический коктейль, к которому добавляется межведомственное противоборство», – говорит Зверев. По его мнению, ошибки технического регулирования грозят тем, что через три-четыре года доля сомнительной продукции в общем рынке ТС по-прежнему будет составлять 10–15%, но оцениваться будет уже не в 2, а в 4–5 млрд. долл.

Глава аграрного комитета Совета Федерации Геннадий Горбунов разделяет обеспокоенность бизнеса. «Последствия для рыбной отрасли и вообще для АПК, которые наступят после присоединения к ВТО, вызывают определенное беспокойство – как все новое и неизвестное. Но конкретно – что может быть плохо, а что хорошо – сейчас ни один специалист не скажет», – отмечает сенатор. Он уверен, что в арсенале властей есть меры по смягчению негативных последствий, например, посредством гибкой тарифной политики.

У участников рынка больше скептицизма. Президент агропромышленного холдинга «Мираторг» Виктор Линник подтверждает, что конкретные экономические преимущества от вступления России в ВТО объяснить не может никто. «Мы обязуемся открыть свой рынок более чем для двух миллионов тонн мяса в год в течение восьми лет, теряя на этом пять-шесть миллиардов долларов в год, а барьеры для российских экспортеров мяса по-прежнему сохраняются на том же уровне», – напомнил Линник. При этом производство мяса – вершина производственной пирамиды – обеспечивает работу еще в шести-семи смежных отраслях. «Таким образом, можно эти шесть миллиардов долларов умножить минимум на три и получить 18 миллиардов долларов в год – это цена вопроса входа в ВТО только по мясу», – поясняет он.

Линник считает, что, коль скоро процесс создания современной экономики в нашей стране только начинается, логично было бы сначала создать собственную промышленность и сельское хозяйство, обеспечить внутреннюю конкуренцию, а затем лет через 10 вступать в ВТО. «Если ВТО, конечно, доживет до этого времени. А в этом на сегодняшний день есть обоснованные сомнения. Важно также учитывать, что реальные рычаги управления ВТО находятся в руках США и ЕС, а остальные члены этой организации превращены в формальных и зависимых участников», – подчеркивает Линник.

Источник: Независимая газета